В конце прошлого года в России зафиксировано по меньшей мере два происшествия, связанных с охраной образовательных учреждений.

Так, Жителя Нарьян-Мара задержали за убийство шестилетнего мальчика, сообщает Следственный комитет. По данным местных СМИ, ЧП произошло в детском саду "Сказка" на улице 60 лет СССР. Во время тихого часа мужчина нанес ребенку смертельное ранение и тот скончался на месте, сообщает СК. Подозреваемого сразу же задержали. Это сделали сотрудники вневедомственной охраны, которые немедленно приехали в детский сад, как только там нажали "тревожную кнопку". Задержанный оказался 36-летним местным жителем. Как выяснилось, он был пьян. После задержания он рассказал, что прочитал в книге заклинание, которое обеспечивает "вечную и богатую жизнь", но чтобы оно сработало, надо убить ребенка.

Задержанный стоял на учете в наркодиспансере как хронический алкоголик, рассказал РИА Новости губернатор Ненецкого автономного округа Александр Цыбульский. Кроме того, добавил он, выяснилось, что охранник детского сада дистанционно открыл дверь постороннему человеку. Следователи возбудили уголовное дело об убийстве малолетнего, а в отношении сотрудников и охраны детского сада — о халатности и об "оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности".(31 октября 2019 года, РИА Новости (https://ria.ru/20191031/1560445012.html).

И вот еще один случай – стрельба в Благовещенске. Напомним, 14 ноября 19-летний студент Амурского колледжа строительства и ЖКХ в Благовещенске открыл стрельбу во время занятия. Один человек погиб, еще трое пострадали. Сам студент покончил с собой. Возбуждено три уголовных дела, в том числе по факту ненадлежащей охраны колледжа. Молодой человек смог пронести ружье в учебное заведение в разобранном виде, а собрал его в туалете. Гендиректор ЧОПа и охранник арестованы.(«Российская газета»).

А как у нас, в Республике Алтай?

Вот что рассказала нам Елена, имеющая непосредственное отношение к частным охранным предприятиям – ЧОП (данные есть в редакции).

- Могу сказать абсолютно точно, что в Республике Алтай привлекаются сторонние организации к исполнению охранных услуг. У нас часть школ отошли красноярскому охранному предприятию.

Человек, который в минобразования РА этой темой занимается, мне звонил, мы об этом разговаривали. В прошлом году, когда было принято решение о том, что образовательные учреждения передаваться под охрану, часть школ по бюджету прошли, на торги было выставлено 8 или 10 школ (городские и районные) на сумму около 12 млн рублей. №44-ФЗ подразумевает сбор информации в виде коммерческих предложений от организаций и выведение средней рыночной стоимости. Школы подлежат антитеррористической защищенности, это может обеспечить ограниченное количество охранных предприятий, те, у кого открыты все пункты лицензии (с 1 по 7), имеются группы быстрого реагирования, оружейные комнаты, оружие, обученные люди (не менее 6 разряда). Минобразования собрал коммерческие предложения, цена выросла с учетом повышения МРОТ в прошлом году и получилось, что час работы стоит 140 рублей. Товарищ из министерства позвонил в Алтайский край, одному из наших коллег из числа охранных предприятий, и сказал нам, что цены в республике очень высокие, несоразмерны с теми условиями, которые они нам выставляют. Затем он нашел недобросовестный ЧОП, которому без разницы, сколько стоит час, хоть 10 рублей. Могу сказать, что этот красноярский ЧОП сегодня большая головная боль не только у нас, но и в Алтайском крае, и в Новосибирской области... Это достаточно большое предприятие, оборот у них примерно 200 млн рублей в год, но это никак не меняет ситуацию, потому что цены оно просто обваливает, загоняет под плинтус. Когда были объявлены торги по школам республики, они «уронили» цену с 12 млн до 8 млн рублей. Мы подали обращение в ФАС и в налоговую.

«Заблудшие кадры»

Есть еще проблема – федеральный закон о частной охранной деятельности напрямую нам запрещает открывать филиалы и обособленные подразделения – то есть, мы привязаны к определенной территории, я здесь зарегистрирован – я здесь и работаю, но лицензия действует по всей территории РФ. Итак, красноярский ЧОП берет здесь объекты, группы быстрого реагирования у них тут нет, встает вопрос с персоналом. Если привозить людей из Красноярска, ценник получится заоблачный, потому что это вахтовый метод, совершенно другой вид оплаты и никто не поедет за 10 тысяч работать в республику. Начинают набирать персонал здесь. У нас с работниками и у самих хватает проблем – это мужской контингент, часть из них действительно добросовестная – учится, получает удостоверение, заботится о повышении квалификации, а есть другая часть... Такие товарищи у нас как заблудшие сыновья, пытаются устроиться в любой ЧОП, но мы уже всех их знаем, потому что мы здесь живем, и мы их не берем. Естественно, к красноярскому ЧОП пошли все эти люди.

Возвращаясь к повышению МРОТ – в прошлом году это было два раза, и на 1 марта 2019 года было 11 180 плюс районный коэффициент, плюс надбавки и в целом выходило 15 680 при норме отработанных часов за месяц, не учитывая вечерние, праздничные часы. То есть, это 160-182 часа в месяц, и чтобы не нарушать никакое законодательство, должно быть на один пост 4 человека. Тогда у них не будет переработки. Но 4 человека все равно захватят вечерние, ночные часы, праздничные, выходные дни, то есть, у них не будет 15 тысяч, а всяко будет больше. Около 18 200 выходило – это без учета удаленности объекта, транспортных расходов, группы быстрого реагирования – тут тоже затраты на транспорт, и находиться там должно не менее трех сотрудников. Только содержание оружейной комнаты под ведомственной охраной – 22 тысячи рублей в месяц.

«Деньги уходят в другой регион»

Красноярцы же зашли в прошлом году за 58 рублей в час. При необходимых 140 рублях минимум на территории РА! В прошлом же году мы начали ругаться с минобразования. Говорили с налоговой – они действительно согласны с тем, что, во-первых, деньги ушли в другой регион, во-вторых, страховые взносы и все остальное – тоже ушло, но в Красноярске их отражать однозначно не будут, здесь, видимо, тоже – пока мы не написали, налоговая об этом и не знала. Третья проблема – когда возникают трудовые споры между работником и работодателем. Если возникнет какой-то случай, трудинспекция вынуждена будет направить все материалы дела по месту регистрации. Это время – пока туда, пока оттуда... Да и будет ли кто этим заморачиваться? Наша прокуратура может выступать только в случае, если человек недееспособен или инвалид – соответственно, ничего особого они им предписать тоже не смогут, все материалы уйду в Красноярск. Кто там с кем дружит – мы не знаем. У Росгвардии та же ситуация – красноярцы ни один объект не отразили, что взяли под охрану. То есть, они скрыли информацию о том, что на территории Республики Алтай получили под охрану не менее 10 объектов. А ведь это прямо предусмотрено в законе – когда мы берем объект под охрану и снимаемся с объекта, мы уведомляем об этом структурные подразделения Росгвардии. Они должны нас проверить, когда мы принимаем объект – что наша лицензия соответствует и мы можем эту услугу оказать, нас контролируют на наличие нужного количества сотрудников, наличие удостоверений, личных карточек. Когда ЧОП заходит недобросовестно, то выявить их, если информация не прошла через местное отделение Росгвардии, фактически невозможно; проверить, что за лица находятся на этом объекте, тем более образовательном, не представляется возможным. Насколько мне известно, Росгвардия собранные материалы по данному случаю отправила по месту нахождения юридического лица, но Красноярск ответил, что все замечательно – им до нас, конечно, дела нет.

Миллион туда, миллион сюда...

В общей сложности в Республике Алтай не менее 20 ЧОПов. В прошлом году, 27 ноября, у нас было координационное межведомственное совещание, там были представители налоговой и минобразования РА. У меня, конечно, к ним было огромное количество вопросов, представитель министерства образования продолжал настаивать на том, что у них очень маленький бюджет, они «хорошо экономят на охране», это цитата. Росгвардия предложила – если вы где-то, например, сэкономили миллион, на каком-то учреждении, почему бы эти деньги не отправить на другое учреждение, которое по деньгам не смогло себе обеспечить охраны? Нет, говорят, мы так не можем.

Я задаю вопрос – вот в 2018 году было на охрану 12,5 миллиона, в 2019 стало 8,5 миллиона – вот эта разница денег где? Она же куда-то ушла. Ответ вообще поразил – может быть (!), ремонт сделали какого-то кабинета (!). То есть, узнать, куда по факту ушли деньги, невозможно. Вообще, какое-то необъяснимое понимание (или непонимание) ситуации. Да и на ремонт они умудряются с родителей собирать. При этом представитель минобра говорит – «если мы вам дадим столько, сколько вы просите, вы съедите весь наш бюджет». Получается, безопасность детей равна бюджету и желанию минобразования?

Подняли мы вопрос по поводу металлических рамок. Я так поняла, в министерстве вообще не знают, что это такое. Представитель минобра сказал, что где-то у них стояла такая рамка, за нее надо платить... Каким образом платить, если это просто металлическая рамка? Если вспомнить последнюю ситуацию по Амуру – это же был не профессиональный преступник, студент, который шел в колледж? Когда он зашел, если бы металлическая рамка сильно запищала и к нему бы просто двинулся охранник – возможно, парень просто убежал бы. Он же не камикадзе, обучаемый с детства...

Был задан вопрос, исполняются ли результаты торгов по онгудайским школам. Из Красноярска мне ответили, что у них договоренность – 10 школ переходят к ним на охрану, и так и было сделано. Я спросила у представителя минобразования РА – ваш контракт исполняется, как и написано? Он ответил, что да. Говорю – тогда у вас сейчас стоит группа быстрого реагирования возле образовательного учреждения, группа из неизвестных и с наличием не менее чем одной единицы служебного оружия? Сказали, что да. Насколько мне известно, Росгвардия дала указание провести заказчикам проверку исполнения госконтрактов и технических условий, которые были определены на торгах, и в случае несоответствия передать информацию в ФАС для включения в реестр недобросовестных поставщиков. После выявленных нарушений красноярского ЧОПа Росгвардия прекрасно понимает, что условия не всегда исполняются красноярским ЧОП, и тогда смысл был затрагивать такие вещи как группа быстрого реагирования и оружие в техническом задании на торги; а если исполняются, то отслеживание того факта, что в регион прибыло иногороднее служебное оружие, многократно усложняется. Насколько мне известно, Росгвардия обратилась к министерству образования РА с предложением учитывать их мнение при разработке технических условий, которые закладываются в исполнение договоров, но вот как отреагировало министерство – мне неизвестно.

Десять школ в республике под охраной красноярцев – это пока. В конце года прошли торги по Соузге и Майме, потихоньку этот ЧОП забирает все школы. Насчет детских садов не могу сказать точно, какая там ситуация с охраной, просто не касалась этой темы. Цены они не меняют. Мы обсуждали этот вопрос с Натальей Екеевой, я также рассказала, насколько острая складывается ситуация. Пытаемся достучаться... Во-первых, не мы МРОТ подняли, во-вторых, никто не требовал пересчитывать госконтракты за 2018 год, торги проходили в конце 2017 года, то есть, фактически, охранные предприятия, которые в 2017 году заключили на 2018 год договора, попали в минус – то ли я 11 тысяч платила, то ли сейчас 16... Наталья Михайловна Екеева тоже согласна с тем, что металлические рамки можно и поставить.

Я спросила на том совещании, откуда взяты первоначальные цифры, 12 с половиной миллионов. Мне сказали – вот у нас вахтеры стояли, мы накинули 10 процентов. Но мы же вам не просто поставкой сотрудников занимаемся!..

Получается, у нас государство в государстве – министерство образования Республики Алтай? Нам говорят, что ЧОПы плохо работают, недостойны этих бюджетных денег... Ну, если мы недостойны, то они-то приглашают таких, что создают угрозу риска возникновения любой нештатной ситуации в пределах образовательных учреждений.

О ценообразовании официально

Мы подали обращение на имя Алексея Тюхтенева, во-первых, просили перерассмотреть вопрос по цене, а во-вторых, указали тему, связанную с иногородними ЧОП.

Тюхтенев, очевидно, перенаправил наше обращение и ответили нам, например, из минэкономики РА: «На Ваше обращение по формированию начальной (максимальной) цены контрактов на оказание охранных услуг сообщаем. В соответствии с пп. г) ч.4 р.III Постановления Правительства Республики Алтай от 22.10.2018 №333 «Об уполномоченном органе на определение поставщиков единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), определяются и обосновываются заказчиком посредством применения следующего метода или нескольких следующих методов: 1) метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка); 2) нормативный метод; 3) тарифный метод; 4) проектно-сметный метод; 5) затратный метод».

«Приоритетным является метод сопоставимых рыночных цен, который и применяется для обоснования начальной максимальной цены на оказание охранных услуг для образовательных организаций, метод сопоставимых рыночных цен заключается в установлении начальной (максимальной) цены контракта , на основании информации о рыночных ценах идентичных услуг, планируемых к закупкам или при их отсутствии однородных услуг».

Письмо Минфина России от 12.12.2017 № 24-01-09/82766 "О получении заказчиком ценовой информации в целях обоснования НМЦК методом сопоставимых рыночных цен (анализа рынка)" (В начале документа также речь о пяти методах).

«...В соответствии с частью 6 статьи 22 Закона о контрактной системе метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка) является приоритетным для определения и обоснования НМЦК, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем). Использование иных методов допускается исключительно в случаях, предусмотренных частями 7 - 11 статьи 22 Закона о контрактной системе.

Согласно части 5 статьи 22 Закона о контрактной системе в целях применения метода сопоставимых рыночных цен (анализа рынка) могут использоваться общедоступная информация о рыночных ценах товаров, работ, услуг в соответствии с частью 18 указанной статьи, информация о ценах товаров, работ, услуг, полученная по запросу заказчика у поставщиков (подрядчиков, исполнителей), осуществляющих поставки идентичных товаров, работ, услуг, планируемых к закупкам, или при их отсутствии однородных товаров, работ, услуг, а также информация, полученная в результате размещения запросов цен товаров, работ, услуг в единой информационной системе.

При этом Законом о контрактной системе не установлен запрет на использование такой информации, полученной от аффилированных лиц.

Приказом Минэкономразвития России от 02.10.2013 N 567 утверждены Методические рекомендации по применению методов определения начальной (максимальной) цены контракта, цены контракта, заключаемого с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем) (далее - Рекомендации).

Согласно пунктам 3.7.1 и 3.7.3 Рекомендаций в целях получения ценовой информации в отношении товара, работы, услуги для определения НМЦК рекомендуется в том числе осуществить следующие процедуры:

- направить запросы о предоставлении ценовой информации не менее пяти поставщикам (подрядчикам, исполнителям), обладающим опытом поставок соответствующих товаров, работ, услуг, информация о которых имеется в свободном доступе (в частности, опубликована в печати, размещена на сайтах в сети Интернет);

- осуществить поиск ценовой информации в реестре контрактов, заключенных заказчиками. При этом целесообразно принимать в расчет информацию о ценах товаров, работ, услуг, содержащуюся в контрактах, которые исполнены и по которым не взыскивались неустойки (штрафы, пени) в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, предусмотренных этими контрактами, в течение последних трех лет...»

Обращаю внимание – письмо минфина РФ носит рекомендательный характер, но этого почему-то предпочитают не замечать... Ссылка на №44-ФЗ – сам ФЗ предусматривает несколько вариантов подхода к формированию цены, но у нас идут по самому простому и, очевидно, им выгодному.

В общем, становится понятно, что у нас не учитывается ни мнение ЧОПов, ни мнение Росгвардии, ни ФСБ и МЧС – какая безопасность, если можно «хорошо сэкономить», а потом «ремонт сделать какого-нибудь кабинета»? Интересно, что по поводу такой охраны думают родители учащихся?

«Листок» следит за развитием событий.

Подготовила Инна Жулаева

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 голос)